Оcень. Хитрый Лис думает: «Утки в отлет собрались. Дай-ка схожу на речку — утятинкой раздобудусь!. Подкрался из-за куста, видит: правда, целая стая уток у берега. Одна Уточка стоит под самым кустом, лапкой перья в крыле перебирает. Лис хвать ее за крыло! Со всех силенок рванулась Уточка. Оставила перья у Лиса в зубах. „Ах ты!.. — Лис думает. — Вырвалась как…“ Стая всполошилась, поднялась на крыло и улетела. А эта Уточка осталась: крыло у нее сломано, перья вырваны. Она спряталась в камышах, подальше от берега. Ушел Лис ни с чем.

Зима. Хитрый Лис думает: „Замерзло озеро. Теперь Уточка — моя, никуда от меня не денется: по снегу куда ни пойдет, — наследит, — по следу ее и найду“. Пришел на речку, — верно: лапки с перепонками наследили на снегу у берега. А сама Уточка под тем же кустом сидит, распушилась вся. Тут ключ из-под земли бьет, не дает льду намерзнуть, — теплая полынья, и пар от нее идет. Кинулся Лис на Уточку, а Уточка — нырк от него! — и ушла под лед. „Ах ты!.. — Лис думает. — Утопилась ведь…“ Ушел ни с чем.

Весна. Хитрый Лис думает: „Тает лед на речке. Пойду мерзлой утятинкой полакомлюсь“. Пришел, а Уточка плавает под кустом — жива, здоровехонька! Она тогда нырнула под лед и выскочила в полынью — под другим берегом: там тоже бил ключ. Так всю зиму и прожила. „Ах ты!.. — Лис думает. — Стой же, сейчас за тобой в воду кинусь…“ — Зря, зря, зря! — закрякала Уточка. Порх с воды и улетела. За зиму-то у нее крыло зажило и новые перышки отросли.
Бианки Виталий Валентинович