Жили были купец с купчицой, имели богатство, но не имели детей; горевали они много об этом. Вот как-то раз купчица пошла в гости, навстречу ей старуха и спрашивает ее: что, матушка печальная такая. «Да вот, бабонька, живем мы с мужем в довольстве да богатстве немало лет, а нет нам от того радости. Нет у нас детей, вот что, бабонька. Не знаешь ли, чем горю пособить»? Могу, - говорит старушка, - пойдем ко мне. Пошла купчица к ней. Старуха дала ей рыбку и наказывает: «Возьми ты эту рыбку, свари и съещь, но никому больше не давай».

Вернулась купчица с рыбкой домой, сварила уху и стала есть. Ела, ела, не могла осилить. Остатки вылила на заднее крыльцо. Тут была кобыла: подошла она и слизала вылитое. С той ухи купчица вдруг забрюхатила; обрюхатила и кобыла. Потом купчица родила сына, кобыла принесла конька. Сынка назвали Иванушкой, стали родители любить, холить его. Растет Иванушка не по дням, а по часам. Подымается и конек. Иванушка неразлучно с ним бывает, поит, кормит его. Пришло время, родители отдали Ваню в школу. Учился он хорошо, как отучится, так и бежит к коньку повидаться.

Тут случилось так, что купчица связалась с генералом. С этих пор ей ни мужа, ни детей не нужно стало. Начала она думать с генералом, как бы извести Ванюшку. Вот генерал и говорит купчице, чтобы намешала она в чай отравы и напоила бы сына; купчица так и сделала. Приходит Ванюша из школы и сейчас к коньку побежал. Глядит, конек стоит, повесил голову и плачет. Бросился к нему Ванюша, обнимает, целует и спрашивает: «О чем, мой милый конек, плачешь? Над собой ли невгоду слышишь или надо мной»? Над тобой, Ванюша, хочет тебя мать извести, нальет тебе чай, ты выпьешь и умрешь. А можно от этого избавиться? Можно, когда мать нальет тебе чай, стань разливать и урони стакан, скажи, что обжег пальцы. Пошел Ванюша в дом. Мать сажает его в дом, наливает стакан чаю и говорит: «Кушай чай, сынок»! Ванюша стал было наливать чай в блюдечко, и уронил стакан на пол, чай пролился, стакан разбился. Мать к нему, ругается. Ванюша обсказывает, что пальцы ожог, оттого и уронил стакан. Так избавился Ванюша от первой невзгоды. Пришел отец обедать, мать жалуется на сына. Отец говорит, что это не беда коли сын разбил стакан, можно и другой купить. Потом купец ушел в лавку. Вскоре пришел генерал. Купчица обсказывает, как Ваня разбил стакан. Генерал и говорит: «Ну, вот что сделай: истопи баню, позови Ваню с собой, помой его и дай надеть вот эту белу рубашечку, (дает ей рубашечку). Как только Ваня наденет, так и помрет». Вот купчица наутро истопила баню, дожидает сына из школы. Ванюша пришел из школы и побежал сейчас к коньку. Видит, конек повесил голову и плачет. «О чем, мой милый конек, плачешь? Над собой ли невгоду слышишь или надо мной», - спрашивает Ваня. «Над тобой, Ванюша, - отвечает конек. Хочет тебя мать извести. Натопит она баню, возьмет тебя с собой, помоет и даст надеть белу рубашечку; ты наденешь и помрешь». А как избавиться от этой напасти? «Ты пойди в баню, пусть моет мать, а станет надевать рубашку, ты урони и затопчи в грязь». Пошел Ванюша в дом, мать встретила его и говорит: «Я, сынок, истопила сегодня баню, пойдем со мной, я помою тебя и дам беленькую рубашечку». Пошел Ваня в баню. Мать помыла его и дала беленькую рубашечку. «Надень», - говорит. Взял Ванюша рубашечку, да и уронил из рук, потом затоптал ногами. Мать забранилась, потом нажаловалась отцу. «Эка велика беда, - говорит отец, - что Ванюша вымарал рубашечку, да мы ему сколько хочешь заведем новых»!

На другой день купец ушел в лавку. Приходит к купчице генерал. Она обсказывает ему, что Ваня не надел рубашечку. «Это ему сказывает все конек», - говорит генерал. Надо его извести сперва, тогда и Ваню изведем. Ты притворись больной, когда муж прийдет, стань дичать, рви на себе одежду, лезь на стену, потом утихни и будто усни. А проснешься, скажи мужу, что тебе снился сон, что болезнь твоя пройдет, когда зарежут Ваниного конька и помажут тебя его кровью». Вот купчица так и сделала. Застонала, заохала, легла в постель. Когда муж пришел, начала дичать. Купец испугался. Что это такое, думает, приключилось с женой? Чем пособить горю? Купчица, выла, выла, а потом стихла и будто уснула. Через сколько то времени просыпается и говорит мужу: «Видела я, муженек мой, чудный сон, будто ты велел зарезать Ваниного конька и помазать меня его кровью. Как помазал, так я сразу оздоровела». А может и вправду сон в руку, отвечает купец. В самом деле, зарежем конька, а Ванюше лучше купим взамен.

Ваня где-то отсутствовал. Пришел он домой и побежал к коньку повидаться. Видит, конек пуще прежнего плачет. Гладит Ваня ласково по шее конька и спрашивает: «О чем, мой милый конек, плачешь? Над собой ли невгоду слышишь или надо мной»? Над собой и над тобой, Ванюша, отвечает конек.

Какую такую? Догадалась твоя мать с генералом, своим полюбовником, что это я оберегаю тебя от невзгод, и задумали они извести меня, а без меня и тебя изведут тогда. Притворись хворой, говорит генерал твоей матери, а потом усни, после сна скажи мужу, будто привидился сон, что он зарезал Ваниного конька, помазал ее кровью его, и от этого она оздоровела. Мать так и сделала. Отец твой поверил и отдал приказ зарезать меня. «Как же нам избавиться от этой напасти», - спрашивает Ваня? А вот как, говорит конек. Когда станут точить ножи булатные, ты скажи отцу, вели, папаша, вывести конька на широк-двор и позволь мне сесть на него прокатиться в первый и последний раз. Узнаем хоть, какой у конька бег был. Коли позволит, садись на меня поскорей, бери плеть в руки, и когда подъедешь к заплоту (заплот – забор), стегни, я перескочу через заплот, а там и скроемся.

Пошел Ванюша в дом. Ему говорит отец, что мать сильно хворает, а чтобы оздоровела, надо конька зарезать, да его кровью мать помазать. Ваня молчит, отец приказывает слугам сейчас же зарезать конька. Подходит тогда Ваня к отцу, просит дозволить ему в первый и последний раз прокатиться по двору на коньке, - узнаем, мол, хоть какой бег у него был. Отец согласился, велел вывести конька на широк-двор. Ваня садится на него, берет плеть в руки и поскакал по двору. Только поравнялся с заплотом, обернулся и говорит: «Прощай, отец! Прощай, мать негодяйка»! Как стегнет потом конька плетью, взвился от этого удара конек на дыбы, вскочил прямо через заплот и был таков. Бросились было за ними в погоню, да где там, их и след простыл.

Долго ли, коротко ехал Ванюша на своем удалом коньке, только видит перед ним большой пребольшой город стоит. А это, надо быть, столица, где царь живет, думает он. Отпустил тут Ванюша конька своего в заповедны луга, сам пошел к городу. Остановился на квартире и заказал шубу из ста овчин. Когда ему сшили, Ваня надел шубу и пошел по улицам города. На то время ехал верхом цать и наступил на хвост Ваниной шубы. Ваня остановился и говорит: «Вы что разве не видите, что на человека наезжаете? Али ослепли»? Царь рассердился на Ваню, наскочил на него и давай стегать плетью. Отпустил ему двадцать пять плетей, потом спрашивает: «Ты чей будешь»? «Не знаю», - отвечает Ваня. Откуда будешь? «Не знаю». Ведите его ко мне, говорит царь слугам и отдайте садовнику, пусть возит воду и таскает дрова.

Слуги увели Ваню и отдали в услужение садовнику. Садовник послал сперва Незнайку по воду. Поставил он сперва на хвост шубы бочку и привез на ней полну воды. Послал потом садовник по дрова. Незнайка привез на шубе дров на целу зиму. Вот и пошли толки во дворце про этого самого Незнайку.

У царя этого были три дочери, две замужние, меньшая Елена девушкой была. Вот меньшая и просит отца, пусти меня, батюшка, в сад посмотреть, какой такой Незнайка там есть. Чего на дурака смотреть, говорит царь. «Схожу, посмотрю, батюшка», - просит дочь. Отец отпустил. Как увидела царевна Незнайку, так и влюбилась сразу. Вернулась во дворец и говорит отцу: «Отдай меня замуж за Незнайку». – Что ты за дурака хочешь идти. «Отдай, батюшка». Ну, как знаешь, сама выбрала мужа, на меня не пеняй потом. Сыграли свадьбу, не бедно, не пышно. После свадьбы Незнайка не пошел во дворец и остался у садовника жить.

Вскоре получает царь записку от морского чудовища, трехглавого змея. Пишет он, чтобы царь вез свою старшую дочь ему на съедение. Видит царь беду неминучую, снаряжает свою дочь к чудовищу и просит старших зятевей защищать ее, сулит за это наградить казной. В помощь дал им тысячу войска. Поехали зятевья, высадили царевну на морской берег, сами за войско схоронились, дожидаются змея. Меньшая дочь Елена побежала к Незнайке и говорит: «Незнаюшка, мою старшую сестру повезли к трехглавому змею на съедение. Все зятевья поехали защищать ее. А ты поедешь?» Не знаю, сказал Незнайка. Потом вышел он в заповедные луга, свистнул богатырским посвистом, крикнул молодецким голосом, конь бежит, земля дрожжит, из ноздрей пламя пышет. Незнайка в левое ухо влез, в правое вылез, таким молодцом стал, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером описать, глядел бы, очей не сводил. Сел на конька Незнайка и поехал на морской берег. Подъехал к войску и спрашивает, где царские защитники, ему показали. Наехал Незнайка на зятевей и давай плетью стегать, стегает и приговаривает: так-то вы защищаете царскую дочь! Лупил, лупил их, потом бросил и поехал к царевне. Чего плачешь, говорит Незнайка царевне, не плачь, будешь жива. А та ему в ответ: ешь скорей, нечистый дух! «Открой, царевна, очи, перед тобой не дух, а такой же человек стоит, как и ты»! Открыла царевна очи и впрямь видит перед собой доброго молодца, что ни вздумать, ни изгадать, ни в сказке сказать, ни пером написать, глядел бы, очей не сводил. Тут и само чудовище из моря показалось. А, говорит, добрый царь дал на съедение царевну, дал и витязя на закуску. «Увидим, съешь ли, нечистый дух или подавишься», - говорит Незнайка. Подпустил к себе змея, да как махнет своим мечом, так и снес зараз три головы. Царевна бросилась к Незгнайке благодарить, просит ехать к отцу во дворец. Царь-батюшка наградит вас, говорит, за вашу защиту. Не поеду во дворец, отвечает Незнайка, и не надо мне награды, я доволен двадцатью пятью рублями, что дал мне царь. «Что вы, что вы, когда же это было? Я никогда не видела вас во дворце», - говорит царевна. Но Незнайка не стал больше разговаривать, хлестнул коня плетью и умчался. В заповедных лугах отпустил конька своего, надел на себя шубу из ста овчин, вернулся в царский сад и залег спать.

Царевы зятевья сожгли змея, пепел по ветру развеяли, подъехали к царевне, велят сказать отцу, что они защитили ее от змея, а не то сулились убить. Войску тоже приказали говорить так. Вернулись домой, царевна обсказала отцу, как ее муж с зятевьями защитили ее от змея. Царь рад, велит устроить пир горой. Старшие сестры и смеются над меньшей, что ее Незнайка дурак, а их мужья - витязи храбрые. Пошла с жалобами царевна Елена к Незнайке; насилу дождалась, рассказывает, что и как было, а тот свое твердит: «Не знаю». Через сколько-то времени царь получает другое письмо от морского чудовища – шестиглавого змея; велит он везти вторую дочь ему на съедение. Видит царь беду неминучую, снаряжает дочь к чудовищу и просит своих старших зятевьев защищать ее, сулит за это полцарства и в помощь им дает две тысячи войска. Повезли зятевья среднюю дочь и высадили ее на морской берег, сами схоронились за войском, дожидаются змея. Царевна Елена побежала к своему Незнайке и обсказывает о новом горе. «Поедешь ли защищать мою сестру»? – спрашивает она. «Не знаю». Потом он пошел в заповедные луга, свистнул молодецким посвистом, крикнул богатырским голосом. Конь бежит, земля дрожжит, из ноздрей пламя пышет. Влез Незнайка в левое ухо, в правое вылез, стал таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером описать, глядел бы, очей не сносил. Сел на него Незнайка и поехал на берег морской. Подъехал к войску и спрашивает, где царские защитники, ему показывают. Наехал Незнайка на зятевьев и начал плетью стегать, отжаривает и приговаривает, так-то вы защищаете царскую дочь? Лупил, лупил их, потом бросил и поехал к царевне. Чего плачешь, говорит Незнайка царевне, не плачь, будещь жива. А та ему говорит: ешь скорей, нечистый дух! «Открой, царевна очи, перед тобой не дух, а такой же человек, как и ты»! Открыла царевна очи и впрямь видит перед собой добра молодца, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером описать, глядел бы, очей, не сносил. Тут и чудовище из моря показалось. «А, говорит, добрый царь дал на съедение царевну, дал и витязя на закуску». Увидим, съешь ли, нечистый дух, или подавишься, говорит Незнайка. И ссек зараз шесть голов змея. Царевна бросилась к Незнайке, зовет во дворец. Царь-батюшка наградит вас за нашу защиту. «Не поеду во дворец, - говорит Незнайка, и не надо мне награды, я доволен двадцатью пятью рублями, что дал мне царь». Что вы, что вы, когда же это было; я никогда не видала вас во дворце. Незнайка хлестнул коня плетью и умчался; в заповедных лугах отпустил конька, надел на себя шубу из ста овчин, вернулся в царский сад и залег спать.

Царевы зятевья велят царевне сказать отцу, что они защитили ее от змея. Царевна обсказала отцу, как ее муж с зятем убили змея. Царь рад, велит устроить пир горой. Старшие сестры смеются над меньшей, что ее Незнайка дурак, а их мужья - витязи храбрые. Пошла царевна Елена к Незнайке с жалобами, а тот твердит одно: «Не знаю».

Опять царь получает письмо от чудовища морского – двенадцатиголового змея; велит он везти меньшую дочь Елену ему на съедение; видит царь беду неминучую, собирает дочь Елену к чудовищу, просит старших зятевьев защитить ее, сулит за это все царство, а в помощь дает три тысячи войска. Побежала царевна Елена к Незнайке, обсказывает свою беду неминучую и спрашивает: «Пойдешь ли, Незнаюшка, защищать меня»? Не знаю, отвечает тот. Вот повезли царевну Елену на берег морской. Высадили ее зятевья на берег, сами схоронились за войском и дожидаются змея. А Незнайка вышел в заповедные луга, свистнул богатырским посвистом, крикнул молодецким голосом; конь бежит, земля дрожит, из ноздрей пламя пышет; влез Незнайка в левое ухо, в правое вылез, сделался таким молодцом, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером написать, глядеть бы, очей не сносил. Сел на конька Незнайка и поехал к морскому берегу. Подъезжает к войску, спрашивает, где царские защитники? Ему показали. Наехал Незнайка на царских зятевьев, давай их отжаривать, жарит и приговаривает – так-то вы защищаете царскую дочь! Лупил, лупил их, потом бросил. Приехал к царевне, спрашивает: О чем плачешь, царевна? Не плачь, будешь жива. Царевна ему отвечает: «Ешь скорее, нечистый дух»! «Открой, царевна, очи! Перед тобой такой же человек, как и ты»! Открыла царевна очи и впрямь видит перед собой такого молодца, что ни вздумать, ни взгадать, ни в сказке сказать, ни пером написать, глядел бы, очей не сносил. А Незнайка уже вызывает из войска самого смелого воина, наказывает ему встать поближе к царевне и смотреть: «Буду я биться со змеем, если он меня сразит, конь мой будет биться с ним; если запутается в поводах, ты рассеки повод»! Не успел Незнайка проговорить это, как видит, выходит из моря двенадцатиголовый змей и говорит: «Добрый царь! Дал на съедение царевну, да и витязя на закуску»! Увидим, съешь ли, нечистый дух, или подавишься, отвечает Незнайка. Бросился на него змей. Незнайка махнул мечом раз, снес три головы змею; махнул другой раз, еще три головы снес. Но тут змей как хватит по руке Незнайку, так тот и покатился замертво. Увидела это царевна, побежала к Незнайке и перевязала его руку своей шалью. А конь набросился на змея и давай его топтать ногами, рвать зубами, но тут и сам запутался в поводах. Подбежал тогда воин, рассек повода, конь добил змея. Тут и Незнайка проснулся. «Да, говорит, долго я спал». Царевна Елена подошла к нему, благодарит, просит ехать к отцу во дворец. Цать батюшка наградит вас, говорит, за вашу защиту! «Не пойду во дворец, говорит Незнайка, и не надо мне вашей награды. Я доволен двадцатью пятью рублями, что дал мне царь». «Что вы, что вы? Когда же это было? Я вас никогда не видала во дворце», - говорит царевна. Но Незнайка не стал больше разговаривать, стегнул коня плетью и умчался. Не упустил уже конька в заповедные луга, а поехал прямо в царский сад и залег спать. Царевы зятевья сожгли змея, пепел развеяли по ветру ну и велят царевне Елене сказать отцу, что это они защитили ее от змея, а не то сулились убить. Войску тоже приказали сказать так и за это пообещали им награды. Вернулись домой. Царевна Елена обсказала отцу, как зятевья защитили ее от чудовища. Царь рад, велит устроить пир горой. Старшие сестры хвастают своими мужьями, смеются над Еленой и попрекают дураком Незнайкой.

Побежала царевна Елена с жалобами к своему Незнайке, а тот забился под куст и спит себе. Отыскала его Елена, смотрит, рука у Незнайки обмотана ее шалью, тут царевна догадалась, кто был ее защитником, вернулась к отцу и все рассказала про свое избавление. Пошел царь со всеми вельможами и дочерьми в сад, видит, правда, рука у Незнайки обмотана дочериной шалью. Разбудили тут Незнайку. Спрашивает у него царь, от чего у него рука завязана и где он взял такую дорогую шаль. Незнайка рассказал, как он защищал обеих дочерей царских и потом свою жену царевну Елену от морских чудовищ. А чем ты докажешь, спрашивает царь. Раздень, говорит Незнайка, зятевьев своих, погляди на их спины, как я исполосовал их. Раздели зятевьев, у них спины чернее земли и в клочки избиты. Тут и старшие сестры повинились, и войска тоже. Разгневался царь, велел выгнать из дворца старших зятевьев, а на Незнайку надел свою корону и сделал его царем. Устроили пир горой. После пиршества собрался Незнайка и поехал попроведать своего отца. Купчица уже давно держала в доме генерала, а купец подметал во дворе и всяку-то черну работу справлял. Встретил генерал Незнайку как хозяин, угощает, а тот спрашивает, где же спит купец. Да он, говорит генерал, такой сякой стал, придурковатый, подметает двор, то и се делает. Позовите его ко мне, говорит Незнайка, да дайте нам отдельную комнату. Отвел генерал отдельную комнату, позвал купца туда. Незнайка как увидел отца, так и бухнулся ему в ноги. «Я, говорит, сын твой Ванюша, уехал от тебя потому, что мать хотела так и так извести меня». Купец обрадовался, а Незнайка велел слугам схватить мать и генерала, да и застрелить. Отца же своего увез с собой и стал царствовать.


(записано в 1895 году)
Татьяна К-Ва, крестьянская девица села Монастырского Енисейской губернии