Один слабый против сильного, что мышь против медведя: накроет медведь лапой — и нет ее. А два слабых против сильного — еще посмотреть надо, чья возьмет!

Один медведь совсем закон забыл: стал озорничать, стал мелких зверьков обижать. Не стало от него житья ни мышам, ни еврашкам, ни хорькам. И тарбаганам, и тушканам, и колонкам от него житья не стало. Кто бы его винил, если бы медведь с голоду на них польстился? А то медведь — сытый, жирный! Не столько ест, сколько давит. Понравилось ему малышей гонять. И нигде от него не скроешься: в дупле — достанет, в норе — достанет, на ветке — достанет и в воде — достанет!

Плакали звери, но терпели. А потом принялся медведь детенышей их изводить. Это уж последнее дело, никуда не годное дело — хуже этого не придумаешь! Стал медведь птичьи гнезда разорять, стал в норах детенышей губить…

У мышки-малютки всех раздавил. Раз ногой ступил — и ни одного в живых не осталось. Плачет мышка, мечется. А что она одна против медведя сделать может?

У птички-синички гнездо разорил медведь, все яйца поел. Плачет синичка, вокруг гнезда летает. А что она одна против медведя сделать может? А медведь хохочет над «ними.

Бежит мышка защиты искать. Слышит — синичка плачет. Спрашивает мышка:
 — Эй, соседка, что случилось? Что ты плачешь? Говорит синичка:
 — Уже время было вылупиться из яичек моим деткам! Клювиками в скорлупку стучали. Сожрал их медведь! Где защиту найду? Что одна сделаю?

Заплакала и мышка:
 — Уже черной шерсткой мои детки докрываться стали! Уже глазки открывать они стали! И тоже медведь погубил всех!

Где защиту найти, как спасти детей от него? К Таежному Хозяину идти — далеко. Самим медведя наказать — сил у каждого мало. Думали, думали — придумали. „Чего бояться? — говорят. — Нас теперь двое!“

Пошли они к медведю. А медведь — сам навстречу. Идет, переваливается с ноги на ногу. По привычке уже и лапу поднял, чтоб мышку с синичкой прихлопнуть, одним ударом обеих соседок раздавить.

А синичка кричит ему.
 — Эй, сосед, погоди! У меня новость хорошая есть!
 — Что за новость? — рычит медведь. — Говори, да поскорее!

Отвечает ему синичка:
 — Видела я в соседней роще рой пчелиный. Полетела туда — гляжу — целая колода меду, до краев полная, мед на землю сочится. Дай, думаю, медведю скажу…

Услыхал медведь про мед, сразу про все забыл, слюни распустил.
 — А где та колода стоит? — спрашивает он у синички.
 — Мы тебя проводим, сосед, — говорит ему мышь.

Вот пошли они.
Синичка впереди летит, дорогу указывает, дальней дорогой медведя ведет. А мышь напрямик к той роще побежала.

Подбежала к колоде, кричит пчелам:
 — Эй, соседки, у меня к вам большое дело есть! Слетелись к ней пчелы. Рассказала мышь, какое у нее дело.

Говорят ей пчелы:
 — Как в этом деле не помочь! Поможем! Нам этот медведь тоже много худого сделал — сколько колод раздавил!

Довела синичка медведя до рощи, показала, где колода лежит. А медведь уже и сам ее увидел, кинулся к колоде, облизывается, сопит, пыхтит… Только он к колоде подошел, а пчелы всем р'оем налетели на него. Стали жалить со всех сторон! Машет на них медведь лапой, в сторону отгоняет, а пчелы — на него! Заревел медведь, бросился назад. А глаза у него запухли от пчелиных укусов и закрылись совсем. Не видит медведь дороги. Лезет напрямик по всем буеракам, по всем валежинам и корягам. Плачет, спотыкается, в кровь изодрался. А пчелы за ним!

Одно медведю спасение — в воду броситься, отсидеться в воде, пока пчелы не улетят обратно. А глаза у медведя запухли, не видит он, куда бежит. Вспомнил он тут про мышь да про синичку. Закричал что есть силы:
 — Эй, соседки, где вы?
 — Тут мы! — отзываются мышь с синичкой. — Загрызают нас пчелы, погибаем мы!
 — Проведите меня к воде! — кричит медведь. Села синичка на одно плечо медведю, вскочила мышка на другое. Ревет медведь. А соседки говорят ему, куда повернуть, где бежать, а где — через валежину перелезать. Говорит ему синичка:
 — Уже реку видно, сосед. Говорит ему мышь:
 — Теперь совсем близко, сосед.
 — Вот хорошо! — говорит медведь. — А то совсем меня проклятые пчелы закусали! Чем дальше — тем больней жалят!

Не видит он, что пчелы давно отстали. Тут кричат ему соседки:
 — Прыгай в воду, сосед, да на дно садись, тут мелко!

Думает медведь про себя: „Только бы мне от пчел избавиться, а уж я от вас мокрое место оставлю!“. Что есть силы прыгнул медведь. Думал — в реку прыгает, а угодил в ущелье, куда его мышь да синичка завели. Летит медведь в пропасть, то об один утес стукнется, то о другой… Во все стороны шерсть летит.

Летит рядом с медведем синичка:
 — Думал, сильный ты, медведь, так на тебя и силы другой не найдется? Деток моих съел!

Сидит мышь на медведе, в шерсть зарылась, говорит:
 — Думал, сильный ты, медведь, так на тебя и силы другой не найдется? Деток моих раздавил!

Грохнулся медведь на землю. Разбился. Так и надо ему! Зачем детенышей губил?

Набежали отовсюду звери и птицы малые. Поклонились они мышке да синичке, спасибо сказали.

Один слабый против сильного что сделать может! Два слабых против сильного — это еще посмотреть надо, чья возьмет!
Эвенкийские сказки