Жили мужик с бабой, была у них одна дочь. Отец приневолил дочь и стал с ней жить. Вот отец стал собираться как-то в город, дочь и просит купить ей три платья, самокат и свиную кожу. Купил отец ей три платья, одно цвета месяца, другое – солнечного, третье – со звездами, потом свиную кожу и самокат. Надела дочь месячное платье, села на самокат и сказала отцу: «Прошай, отец-негодяй», - и скрылась.

Подъехала к городу, самокат и платье спрятала под дубом, надела свиную кожу и пошла в город наниматься. Пришла к богатому купцу, нанялась в стряпухи. У богатого мужика был один сын, пора ему было жениться, да невесты нигде не могли подыскать, все привередничал, та не хороша, да другая неладна. Это уже и отцу с матерью не понравилось. Они для него и наняли свинью, чтобы заместо горничной ему была. Наутро велят переодетой свинье подавать сыну умываться. Подала она рукомойник и рушник, и сын увидел грязную свинью, противной она показалась ему, он схватил рушник, ударил ее по лицу и прогнал. Не смей, поганка, за мной ходить!

Ладно, дождалась девка воскресенья, отпросилась у хозяев к обедне. Побежала она за деревню, вынула из-под дуба платье, цвета месяца, села на самокат и поехала в церковь. Встала впереди всех. Пришел туда и сын богатого мужика, увидел незнакомую барышню, такую красивую да богато одетую; увидел, и подошел ближе, стал заговаривать с ней, расспрашивать, кто она да откуда, я вас, мол, нигде раньше не видал. Красавица отвечала, что они виделись уже. Нет, помилуйте, говорит сын богатого мужика, этого не может быть. Нет, верно, вы меня как-то еще ударили по лицу рушником.

- Вот вы это напрасно говорите!

Тут служба закончилась, народ заколыхался и пошел к выходу. Глядь, поглядь сын богатого мужика, а девушка уже скрылась. Туда, сюда, нет ее нигде.
Так повторилось до трех раз. На третий раз налил купеческий сын на то место, где все стояла прежняя барышня, смолы. Та, как встала, так и прилипла башмаками к полу. Когда окончилась служба, красавица было пошла, да ноги-то не может передвинуть. Купеческий сын уже подле нее, хочет схватить. Видит она свою неминучую беду, рванулась и ушла босиком. Купеческому сыну только и достались одни башмаки. С ними он уехал домой. Потом начал ходить по городу, примерять девицам башмаки и говорить, что на той женится, кому они прийдутся по ноге. Никому не пришлись башмаки. Тогда купеческий сын говорит смехом: примерю башмаки своей свинье. Примерил, они как тут были. Ну, свинья призналась, что это она была все разы, сняла с себя свиную шкуру, одела лучшее платье. Купеческий сын женился на ней.
Татьяна К-ва, крестьянская девушка села Монастырского Туруханского края